[ГЛАВНАЯ] [ЭКСПЕРТИЗА ] [ФОРУМ]

Горошко Е.И.

Судебно-автороведческая классификационная экспертиза:

Судебно-автороведческая экспертиза как вид криминалистической экспертизы призвана решать идентификационные и неидентификационные задачи, последние, в свою очередь, подразделяются на классификационные и диагностические. Так, к идентификационным задачам относится установление конкретного автора (или группового авторства, соавторства) текста из ряда предполагаемых лиц, причастных к его созданию, или, например, отрицание авторства лица, подозреваемого в составлении какого-либо текста.

К судебно-автороведческим классификационным задачам мы можем отнести установление определенных общих характеристик в отношении личности создателя текста - его возраст, профессию, родной язык, место формирования языковых навыков, половую принадлежность. В отношении устного текста - определение спонтанности или подготовленности устной речи (чтение устного текста, спонтанная официальная речь и прочее). Экспертиза может производиться и по поводу коммуникативного акта в целом, например, отношения между участниками диалога или полилога, определения степени спонтанности или подготовленности речи, контактность - дистантность общения (см. Китайгородская, Розанова, 1989, С.137).

К судебно-автороведческим диагностическим задачам относятся задачи по выявлению ситуационного состояния автора в момент создания текста, а также определение некоторых особенностей, сопутствующих условиям создания. Например, одним из видов экспертных задач может явиться установление эмоционального состояния автора в момент создания текста, или выявление закономерностей, связанных с авторской установкой, как на сокрытие своего авторства, так и на подражание стилю другого лица, или имитацией определенных стилистических групповых характеристик. Всё это касается случаев, когда происходит умышленное искажение текста (Гомон, 1990).

Иногда ряд задач судебно-автороведческой экспертизы могут быть пограничными или входить также в компетенцию других криминалистических экспертиз (судебно-почерковедческой, например, задачи по дифференциации автора и исполнителя рукописного текста, судебно-фоноскопической - установление половой принадлежности автора устного текста, и прочее).

Иногда у органов дознания или следствия могут возникать вопросы судебно-автроведческого классификационного или диагностического характера об адресате писем, а не об авторе.

Довольно часто задачи, решаемые судебно-автороведческой экспертизой, могут быть одновременно и диагностическими и классификационными. Например, при исследовании анонимного текста следователем ставился целый ряд вопросов, в. т.ч. каков портрет автора текста и был ли выполнен текст в состоянии угрозы или запугивания (т.е. в необычном психофизиологическом состоянии). При такой формулировке вопросов, экспертом решалось сразу же две задачи: установление групповых характеристик (пол, возраст, родной язык и т.д.) при одновременной диагностике необычного состояния его автора.

Задачи по определению половой принадлежности автора текста могут решаться самостоятельно в рамках судебно-автороведческой классификационной экспертизы (например, при формулировке вопроса "Кто автор анонимного текста - мужчина и женщина?" или "Каков пол автора документа?"). Однако они могут рассматриваться и одновременно в диагностическом аспекте (случаи подражания мужской или женской речи, мужская или женская речь в состоянии стресса, в измененных состояниях сознания и прочее). Если попытаться формализовать эти задачи, то можно указать несколько проблемных областей в этой группе экспертных исследований:

В самостоятельную область исследований могут быть выделены и задачи по изучению речи лиц с нетипичной сексуальной ориентацией и принципиальная возможность диагностики по тексту (устному или письменному) таких случаев (см. Потапова, 2001, Kulick, 2000). К случаям нетипичной идентичности мы относим явления транссексуализма, гомосексуализма, бисексуализма и прочее. На наш взгляд, данный круг задач может относиться как к судебно-автороведческой диагностической экспертизе, так и к судебно-фоноскопической экспертизе, если исследуется устная речь.

Следует заметить, что методологической базой для разработки основ установления половой принадлежности автора текста, с одной стороны, явились существующие классификационные и диагностические исследования (и методики) собственно в самом судебном-автороведении (см. Вул, Вул Мартынюк, 1977, Вул, Горошко, 1991). С другой стороны, квантитативные исследования в психо- и социолингвистике, связанные с изучением проявления пола человека в языке и речи (Земская, Китайгородская, Розанова, 1989), появление лингвистической гендерологии в отечественном языкознании в качестве самостоятельного направления, исследующего генндерные аспекты языка и коммуникации (Кирилина, 1999, 2002), а также теория языковой личности Ю. Н. Караулова (Караулов, 1987), и теория гендера как стратификационный переменной (Дж. Скотт (Scott, 1986).

При этом в судебно-автороведческой экспертизе не проводится парадигмального различия между понятиями "пол" и "гендер". И в концептуальных рамках этой работы мы их считаем равнозначными понятиями.

По Ю. Н. Караулову, языковая личность может пониматься как "совокупность способностей и характеристик человека, обуславливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью" (Караулов, 1987, С.3).

И идея Ю. Н. Караулова о том, что за каждым текстом стоит языковая личность является одной из основополагающих для теоретического осмысления и обоснования неидентификационных исследований в криминалистической экспертизе в целом - будь - то судебное автороведение, фоноскопия или психология.

Именно эта теория может стать той концептуальной базой, являющейся системнообразующим фактором и интегрирующим мозаичные аспекты как гендерного феномена, так и классификационных исследований в самом судебном автороведении.

В связи с этим вполне оправданной и чрезвычайно актуальной выглядит идея О. Л. Каменской, предложившей на основе теории языковой личности ввести понятия языковая личность мужчины и языковая личность женщины (Каменская, 2001, С.63, Каменская, 2002, с.187-188). Нам кажется, что эти понятия должны стать базовыми в создании теоретических основ для изучения феномена пола не только в судебном автороведении, но также и при всех иных неидентификационных исследований речи в судебно-криминалистическом аспекте.

Более того, изучение половой принадлежности автора текста не должно ввестись отдельно, в отрыве от остальных социальных и психофизиологических факторов, влияющих на речевое поведение человека. Многолетний опыт автора этой работы свидетельствует, что проявление параметра пола/гендера в языке - является одной из наиболее сложных как эвристических, так и теоретических задач. До настоящего момента в лингвистической гендерологии не существует "расчлененной" антропологической модели языка, позволяющей описать как общечеловеческий (метагендерный) уровень, так и уровень феминности и маскулинности (сообственно гендерный) и исследовать их соотношения (Кирилина, 2002, С.239). Более того, по мнению А. В. Кирилиной, отнюдь не ясно, в какой мере "можно считать гендер социолингвистической категорией и какие изменения в исследовательских процедурах влечет за собой переход от приписывания гендеру статуса лингвистической категории к рассмотрению его как параметра переменной интенсивности?" (Кирилина, 2002, С.239). Нам кажется, что актуальность этой точки зрения особенно значима для исследования именно письменной речи, что является самым распространенным объектом судебно-автороведческой экспертизы.

Заслуживает отдельного рассмотрения и позиция Х. Котхофф, считающей, что на современном этапе развития гендерных исследований в лингвистике наблюдается определенный "разрыв" между эмпирическими данными, полученными на "гендерном материале", и их теоретическим осмыслением (Kotthoff, 2001, С.11). Этот разрыв Х. Котхофф усматривает, прежде всего, в несоответствии глобальных обобщений и тех скромных практических данных, на основе которых выстраиваются теоретические модели. Во-вторых, анализ полученных результатов проводится без учета широкого социального контекста. В-третьих, негативным влиянием собственно социальных наук с их поляризацией макро и микро уровней исследовательской парадигмы и с четкой ориентированностью или на интеракционизм, или на структурализм (Там же, С.12). В целом, эксплицитно или имплицитно исследовательница выделяет такие методологические просчеты, которые свойственны гендерным исследованиям в лингвистике: интенционализм, "гипотезу гендерных субкультур" (т.е. определенное преувеличение влияние гендерно обусловленных и специфических тактик и стратегий в общении, усвоенных в детском и юношеском возрасте), неадекватная историческая и ситуационная контекстуализация гендера (в формулировке А. В. Кирилиной - недооценка роли контекста (Кирилина 1999, С.45)); заранее приписываемая омнирелевантность (гиперболизация) категории "гендер" как наиболее важной составляющей нашей идентичности; недооценка этнографического фактора (Там же).

О. Ц. Йокояма, говоря о лингвистическом статусе гендерных исследований в языке, выделяет гендерлектные подмножества (соответственно мужское и женское) и вводит понятие гендерлекта. Гендерлекты проявляются при определенных коммуникативных ситуациях. И носитель языка "переключается" на гендерлект в условиях своего модуса существования. Иными словами автор предлагает решение вопроса о гендерной вариативности в когнитивном моделировании процесса переключения кода. Как полагает О. Ц. Йокояма, такая модель позволит "формализировать культурные ценности, их иерархии и импликационныые отношения между языками в отношении когнитивного статуса их гендерлектов" (Йокояма, 2002, С.38). По мнению О. Ц. Йокоямы, все языки можно расположить по гендерной шкале, начиная от тех, где гендерлекты состоят из только языковых признаков до тех, где все гендерные признаки предопределяются как гендеролевые, и становятся доступными наблюдению только при переключении ролей. Где-то по середине этой шкалы находятся языки смешанного типа, в которых абсолютные гендерлектные признаки существуют с неабсолютными, вызываемыми переключением кода (Там же).

Однако, данная теория, на наш взгляд, отнюдь не бесспорна и сильно упрощает проблему определения статуса гендерных исследований в как языкознании, так и в судебном автороведении. В особенности вызывает сомнение тот факт, что эта теория основана на предположении, "что в русском литературном языке эти различия почти без исключения проявляются в русском разговорном, но не в книжно-литературном языке" (Там же, С.31). Мы позволим себе смелость утверждать, что это не совсем так. Например, эксперименты с русской письменной речью четко продемонстрировали, что имеется целый ряд различий между мужским и женским стилем письма, установлены и описаны особенности мужской и женской письменной речи с учетом влияния определенной группы факторов (см. Вул, Мартынюк, 1987, Вул, Горошко, 1991, Горошко, 1999, Ощепкова, 2001, 2002 и многие другие работы)…Проведен и целый ряд успешных судебно-автороведческих дисциплин по диагностике пола автора текста.

Хочется также добавить, что работы по установлению половой принадлежности автора могут опираться и на теоретический подход к рассмотрению категории гендера как "стратификационной переменной", в понятийном поле которой могут проводиться диагностические исследования мужской и женской устной и письменной речи. В основу этой теории было положено понятие "гендерной стратификации" - процесса, посредством которого гендер "ставится" в основу социальной стратификации, а воспринятые различия между гендерами начинают быть систематически оцениваемыми и оцененными (Там же, С.103). Помимо гендера, такими стратификационными переменными могут выступать категории класса, расы, возраста, социального происхождения и т.д. (см. подробнее (Bergvall, Bing, 1996, С.1-31)).

Что же уже сделано в области судебного автороведения по установлению пола автора текста?

Во-первых, были проведены диагностические исследования русской письменной речи, относящейся к бытовому стилю письма (Горошко, 1996, 1999) и составлен основной и дополнительный список диагностических характеристик мужской и женской письменной речи, на основе которого возможно создание методики установления пола автора письменного текста. Диссертационное исследование, проведенное автором этой работы, доказало принципиальную возможность такого диагностирования, а также показало, что все различия между мужской и женской письменной речью носят не инвентарный, а вероятностный характер, проявляясь в определенных особенностях употребления речевых средств как на качественном, так и на количественном уровне анализа этих различий (см. Горошко, 1996, Вул, Мартынюк 1987, Ермолаев, 1999). Этой же точки зрения придерживается и А. К. Ермолаев, который, анализируя особенности письменной речи мужчин и женщин, отмечает, что "персональных признаков, которые имеются исключительно у мужчин или у женщин, не существует" (Ермолаев, 1999, С.55). Однако исследователь считает, что по тексту можно определить пол его автора и основой этой диагностики служит такая особенность женщины, как её предназначение быть продолжательницей рода человеческого (Там же).

Особого внимания заслуживает исследование Т. В. Гомон (1990), которая комплексно исследовала случаи искажения письменной речи путем подражания речи лица противоположного пола. На основе анализа реальных документов исследовательница выделила два комплекса признаков мужской и женской речи: к первому комплексу она отнесла признаки, легко поддающиеся имитации, т.е. те, исказить которые легко; второй же комплекс составили признаки более устойчивые, менее заметные, затрагивающие глубинные механизмы речепорождения, которые поддаются имитации гораздо сложнее. К последним автор относит более частое употребление мужчинами вводных слов (со значением констатации), абстрактных существительных, бедность лексики при передаче эмоций и т.д., а также предпочтения женщинами модальных конструкций со значением неуверенности, употребления ими чаще книжной лексики, престижных форм, речевых клише и штампов, а также коннотативно нейтральных слов и эвфемизмов (Гомон, 1990, С.96-97).

Одним из последних работ в этой области стало диссертационное исследование Е. С. Ощепковой, посвященное изучению мужской и женской русской письменной речи, при проигрывании мужчинами и женщинами своей социальной роли (Ощепкова, 2003). Основные выводы автора свелись к следующему:

"В целом письменная речь мужчин и женщин очень незначительно отличается по использованию тех или иных частей речи.

Вне зависимости от намеренного искажения признаков письменной речи есть ряд параметров, которые в совокупности дают возможность с большой степенью вероятности определить текст как мужской или женский" (Ощепкова, 2003, С.101).

По данным Е. С. Ощепковой, мужской текст короче женского, в нем больше ошибок, меньше отрицательных частиц и приставок, меньше терминов семантической безысключительности, большее разнообразие словаря и меньше речевых клише. Качественный анализ мужских текстов показал, что в них намного меньше описаний и упоминаний своих эмоций, особенно не согласующихся с образом "настоящего мужчины". Женский текст, напротив, напоминает больше речь в состоянии эмоционального напряжения: в нем будет много отрицательных частиц, терминов семантической безысключительности, речевых клише и штампов, часто употребляемых неправильно, кроме того, в текстах женщин часто присутствуют и упоминания своих собственных разнообразных эмоций (Там же, С.102).

Е. С. Ощепкова также полагает, что "при имитации речи лица противоположного или своего пола, т.е. искажении признаков текста, морфологические различия будут увеличиваться и изменяться в зависимости от того, речь лица какого пола имитируется" (Там же).

Сейчас в Харьковском НИИ СЭ начались разработки по изучению украинской письменной речи в целях диагностики половой принадлежности автора.

Задача установления половой принадлежности автора текста была признана магистральной в рекомендациях международной научно-практической конференции по теории и практики судебной экспертизы и криминалистки (Рекомендации Международной научно-практической конференции "Теория и практика судебной экспертизы и криминалистики", 2002, С.6).

Учитывая всё изложенное, следует особо оговорить, что изучение как письменной, так и устной речи в целях установления половой принадлежности автора представляет сверхсложную задачу и для лингвистической гендерологии. И эта задача должна решаться комплексно с учетом всего социального окружения и контекста, в котором находится языковая личность мужчины или женщины.

ЛИТЕРАТУРА
1. Баранов А. Н. Авторизация текста: пример экспертизы // Введение в прикладную лингвистику: Учебное пособие. - М.: Эдиториал УРСС, 2001, с.с.43-51.
2. Вопросы судебно-автороведческой диагностической экспертизы. - К.: РИО МВД УССР, 1984. - 132с.
3. Воронина О. А. Теоретико-методологические основы гендерных исследований // Теория и методология гендерных исследований. Курс лекций/ Под общ. ред. О. А. Ворониной.- М.: МЦГИ - МВШСЭН - МФФ, 2001, с.с.13-95.
4. Вул С. М. Теоретические и методические вопросы криминалистического исследования письменной речи (методическое пособие), М.: МЮ СССР, 1977, 109с.
5. Вул, С. М. Некоторые актуальные вопросы криминалистического исследования речи // Теорiя та практика судової експертизи i кримiналистики. Випуск 2: Збiрник матерiалiв мiжнарод. наук.-практ. конф. - Харкiв: Право, 2002. - с.с.607-610
6. Вул С. М., Горошко Е. И. Судебно - автороведческая классификационная диагностика: установление половой принадлежности автора документа // Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью. Материалы научно-практической конференции, Минск, 1992.- с.с.139-141.
7. Вул С. М., Мартынюк А. П. Теоретические предпосылки диагностирования половой принадлежности автора документа // Современное состояние и перспективы развития традиционных видов криминалистической экспертизы.- М., 1987.- с.с.105-112.
8. Гомон Т. В. Исследование документов с деформированной внутренней структурой. Дисс….канд. юридич. наук, М., 1990, 148с.
9. Горошко Е. И. Особенности мужского и женского вербального поведения (психолингвистический анализ). Дис. канд. филол. наук, Москва, 1996, 158с.
10. Горошко Е. И. Особенности мужского и женского стиля письма // Гендерный фактор в языке и коммуникации, Сборник научных трудов, МГЛУ, выпуск 446, Москва, 1999, с.с.44-60.
11. Ермолаев А.К. Моделирование личности по тексту: обобщение опыта оперативно-розыскной работы. Дисс. ... канд. филол. наук. - Барнаул, 1999. - 178с.
12. Ермоленко Г. В. Анонимные произведения и их авторы, Минск: Университетское, 1988 - 118с.
13. Земская Е. А., Китайгородская М. В., Розанова Н. Н. О чем и как говорят женщины и мужчины. // Русская речь, 1989, №1, с.с.42-46.
14. Йокояма О. Ц. Когнитивный статус гендерных различий в языке и их когнитивное моделирование // Wiener Slawistischer Almanach, Munchen, Sonderband 55 (2002) X-XX, с.с. 29-40.
15. Леонтьев А. А. и др. Речь в криминалистике и судебной психологии. - М.: Наука, 1977. - 62с.
16. Каменская О. Л. Гендергетика - междисциплинарная наука. // Тезисы докладов Второй Международной Конференции "Гендер: язык, культура, коммуникация", МГЛУ, Москва, 22-23 ноября 2001г., - М: МГЛУ, 2001, с.с. 62-63.
17. Каменская О. Л. Теория языковой личности - инструмент гендергетики // Доклады Второй Международной Конференции "Гендер: язык, культура, коммуникация", МГЛУ, Москва, 22-23 ноября 2001г., - М: МГЛУ, 2002, с.с. 184-188.
18. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность, М.: Наука, 1987, 261с.
19. Кирилина А. В. Гендер: лингвистические аспекты, М.: Институт социологии РАН, 1999, 200с.
20. Кирилина А. В. Гендерные аспекты языка и коммуникации, Дисс. ….док. филол. наук, Москва, 2000, 330с.
21. Кирилина А. В. Новый этап развития отечественной лингвистической гендерологии // Гендерные исследования и гендерное образование в высшей школе: Материалы международной научной конференции, Иваново, 25-26 июня 2002 г.: В 2 ч. - Ч. II. История, социология, язык, культура. - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2002, с.с.238-242.
22. Китайгородская М.В., Розанова Н.Н. Языковая личность в аспекте проблем судебной экспертизы устной речи // Язык и Личность, М.: Наука, 1989, с.с.132-143.
23. Марусенко М. А. Атрибуция анонимных и псевдонимных текстов методами прикладной лингвистики // Прикладное языкознание, СПб.: СпбУ- 1996, с.с.466-479.
24. Ощепкова Е. С. Психологические особенности мужчин и женщин, проявляющиеся в письменной речи // Доклады Первой Международной конференции "Гендер: Язык, Культура, Коммуникация", М.: МГЛУ, 2001, с.с. 279-289.
25. Ощепкова Е. С. Выявление идентификационных признаков мужской и женской письменной речи при искажении текстов // Теорія та практика експертизи і криміналістики. Випуск 2: Збірник матеріалів міжнарод. наук. - практ. Конф, Харків: Право, 2002, с.с. 221-226.
26. Ощепкова Е. С. Возможность идентификации пола автора письменного текста //Гендерные исследования и гендерное образование в высшей школе: Материалы международной научной конференции, Иваново, 25-26 июня 2002 г.: В 2 ч. - Ч. II. История, социология, язык, культура. - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2002, с.с. 256-258.
27. Ощепкова Е. С. Идентификация пола автора по письменному тексту (лексико-грамматический аспект). Дисс. канд. филол. наук, М., 2003, 140с.
28. Потапова Р. Г. Сексолект как объект исследования в криминалистике // Доклады Первой Международной конференции "Гендер: язык, культура, коммуникация", М: МГЛУ, с.с. 302-313.
29. Рекомендации Международной научно-практической конференции "Теория и практика судебной экспертизы и криминалистики".- Харьков: Право, 2002. - 12с.
30. Bergvall, V.L., Bing, J.M., A.F. 1996. The Question of questions: beyond binary thinking // Rethinking Language and Gender Research: Theory and Practice. (Real. Languages Series). London: Longman, pp.1-31.
31. Kotthoff, H., New Perspectives on Gender Studies in Discourse Analysis // Papers of the First International Conference "Gender: Language, Culture, Communication, 25-26 November 1999, Moscow: MSLU 2001, pp.11-32.
32. Kulick, D., Gay and Lesbian Language // Annual Review of Anthropology, 2000, N29, pp.243-85.
33. Scott, J.W., Gender: A Useful Category of Historical Analysis // American Historical Review, 1986, V.91, N5, pp.1053-1075.

ПРИМЕЧАНИЯ

О. Ц. Йокояма подразумевает гендерные различия (прим. автора).

© Е.И. Горошко, 2003.
Перепечатано из изд.: Зб. науково-практичних матеріалів конференції
"Теорія та практика судової експертизи і криміналістики". - Харків: Право, 2003. - Вип. 3.

[ГЛАВНАЯ] [ЭКСПЕРТИЗА ] [ФОРУМ]