[ГЛАВНАЯ] [ТЕОРИЯ ТЕКСТА ] [ФОРУМ]

Кукушкина О.В. , Смирнов А.А. , Соколов А.А.

Текстология и "гипертекстология" Сети (редакционный обзор)

"Текстологизация" Сети? В каком направлении должно идти структурирование научной информации в Интернете? Какими способами в свободной зоне Сети можно построить научно организованное информационное пространство? Издательское дело и интернет?

Интернет неизбежно превратится и уже превращается из простого хранилища случайных тектов в полноценное информационно-исследовательское пространство. Здесь уже сейчас живет множество текстов, входящих в научный и читательский оборот. Но пока это только "полуфабрикаты".

Что нужно сделать, чтобы эти тексты сразу после их попадания в Сеть становились полноценными и пригодными для научно-исследовательской и издательской работы? Как вписать их в научный и читательский оборот, найти и организовать связи между ними и уже имеющимися в Сети "родственными" текстами? Какие преимущества получим мы, правильно организовав текстовое Интернет-пространство?

Что должен знать и уметь интернет-текстолог - человек, организующий это пространство? Как автоматизировать его работу? Как превратить библиографический каталог в особый, принципиально новый инструмент исследования научной информационной среды и средства ее структурирования?

Пытаясь дать свои ответы на эти вопросы, мы касаемся только особенностей развития гуманитарного сектора Сети, преимущественно историко-филологической его части; имеющий значительно более давнюю историю естественнонаучный сектор, к сожалению, нам известен недостаточно. Контекстом наших рассуждений служит проблематика научного книгоиздания и библиотечного дела. Статья начинается с наблюдений и заканчивается прогнозами, которые частично базируются на практических предложениях и координированы с планом наших собственных работ.

На наш взгляд, в гуманитарном секторе Интернета начинается период вертикального и горизонтального структурирования. Изначально разрозненные и не претендовавшие ни на что, кроме рейтинга посещаемости, ресурсы начинают позиционировать себя в тематических и жанровых подразделах Сети . По-видимому, насыщенность информационного пространства достигла тех пределов, когда естественным порядком начинается движение от изоляции и самостийности к установлению границ и заполнению ставших заметными лакун . По вертикали мы наблюдаем тенденцию к размежеванию на две категории: небольшие специализированные сайты (их обычно поддерживают спонсоры и грантовые фонды) и мощные научно-популярные проекты ("порталы"), последние нередко с государственным финансированием. Все больше и больше это разделение начинает напоминать стратификацию традиционной (бумажной) журнальной периодики , которая состоит из широкого спектра малотиражных узкоспециальных изданий и нескольких популярных массовых журналов вроде "Науки и жизни" или "Знания-силы", которые занимаются адаптированными перепечатками наиболее занимательных публикаций. В горизонтальной плоскости среди специализированных ресурсов происходит заполнение "пустых клеток" - появляются сайты так или иначе пытающиеся освещать все частные разделы гуманитарного знания. Здесь структурирование идет значительно активнее, - родственные издания обмениваются ссылками и баннерами, располагаются рядом в рубриках тематических каталогов, появление новых страниц рецензируется. Понемногу складывается информационная среда, которая начинает худо-бедно выполнять (дублировать) функцию бумажной научной периодики и (частично) книгоиздания.

Бумажное книгоиздание, наверное, переживает не лучшие времена. Это касается снижения тиражей научных публикаций, роста их стоимости и уменьшения авторских гонораров. Не секрет, что в большинстве случаев автор научной публикации вообще ничего не получает, иногда получает копейки, нередко платит сам . Типичной позицией грантовых конкурсов стала заявка на издание книги, причем основные средства идут не тому, кто эту книгу пишет, а на оплату типографии. Можно сказать, что в этой части научные фонды поддерживают не столько гуманитарные исследования, сколько типографии и издательства, выпускающие гуманитарную литературу . Это, разумеется, помогло типографиям обеспечить себя оборудованием для выпуска маленьких тиражей, помогло книжному рынку перестроиться по образцу мировых стандартов, но ни коим образом не поспособствовало развитию информационной среды гуманитарных наук - опубликованной информации стало больше, но она стала менее доступной и качественной . Те времена, когда хотя бы периодика была легкодоступной, по-видимому, прошли и вряд ли вернутся. Ассортимент научных книг и журналов растет и ширится, но тиражи стоят на мизерном уровне, система их распространения по регионам, библиотечная в особенности, не работает. По внешнему оформлению научная книга и научный журнал приобретают подарочный вид. Собственно, потихоньку они подарками и становятся. С обмелением (сужением?) информационных каналов естественным образом растет энтропия научной деятельности. Взяв в руки сборник тезисов практически любой гуманитарной конференции, видишь, сколько работ не только сделаны одинаково, но даже одинаковым образом названы.

Как это не странно для такой провокативной ситуации, но среди тех, кто занимается научными публикациями в Сети, устойчиво держится мнение, что это занятие - все же не более чем хобби, иногда самореклама. Причина, по-видимому, коренится в том, что собственной отдельной ценности интернет-публикации пока не приобрели. В лучшем случае это препринты (тезисы, программы), либо репринты - перепечатка, полная или частичная, уже изданного в бумажном виде. Так или иначе, пока это некоммерческий (для авторов и публикаторов) и вторичный по отношению к бумажному изданию продукт. Даже в том случае, когда выбор е-публикации был продиктован понятным желанием получить на нее хоть какие-то отклики и рецензии (не секрет, что в бумажной периодике этот популярный некогда жанр под гнетом малотиражности отмирает). Конечно, многих до сих пор отпугивает нецивилизованность Сети. В отличие от бумажного книгоиздания, где издателей все-таки всегда было меньше чем писателей, публикаторов в Интернете пока больше, чем авторов. Наверное, от тесноты среди них сложилось убеждение, что в электронной среде не грех свободно перепечатывать чужое. Вопрос об авторских правах не то чтобы не приходит в голову, но публикаторы считают себя выше этого; на фоне консерваторов и традиционалистов, приверженных коммерческому книгоизданию, они чувствуют себя меценатами и просветителями. Раз уж это так, публикатор размещает на своих страницах далеко не все, а только любимые и особо ценные с его точки зрения тексты. Действует принцип "вот он я и вот мои любимые книжки". Как результат, в Сети доминирует ветреная научная мода, одни и те же тексты представлены во множестве на самых разных сайтах. На первом месте в этом смысле находится, конечно, маргинальная наука (ребефинг, рефрейминг, лайфспринг, neuro-lingvistic programming и прочие "инги"), но много и добротной научной классики.

По большей части е-пректами занимается молодежь, нередко это люди, слабо подготовленные и вообще незнакомые с положением дел в выбранной предметной области . Наверное, научное сообщество пока не является основным адресатом е-публикаций, в лучшем случае этим адресатом являются школьники и студенчество. Поэтому абсолютное большинство е-репринтов, к сожалению, не имеет по тем или иным причинам эдиционной (полно)ценности . В частности, именно поэтому не имеют нормальной издательской перспективы и такие известные интернет-проекты, как библиотека Максима Мошкова или "Общий текст". Скорее всего, введенные энтузиастами со сканнера и вычитанные спеллчекером тексты так и останутся подспорьем для тех, кто любит читать с экрана и не особо беспокоится о том, насколько высвеченный на экране текст соответствует тому, что он намеревался прочитать. "Фольклорный" или "народный" этап издательской деятельности в Сети, наверное, был вполне естественен и поэтому необходим, однако время его жизни имеет объективные ограничения и вряд ли может быть искусственно продлено, даже если ревнители старины будут прилагать к этому охранительные усилия. Любительские издательские проекты, при всем уважении к первопроходцам, начинают потихоньку оттесняться на периферию Сети и выпадать из круга "цивилизованных" гуманитарных ресурсов.

Количество гуманитарных е-проектов потихоньку начинает переходить в качество. Нагляднее всего, это происходит через увеличение персональных (домашних) страниц известных ученых и преподавателей, которые постепенно перерастают в виртуальные семинары и мастерские. Этот процесс уже происходит . Конечно, все это пока сборники препринтов и перепечаток, частично, лингвистических компьютерных программ, но это уже авторизованная (если хотите, - цивилизованная) издательская практика. В некоторых случаях электронная публикация уже оказывается успешнее книжной . Стоит вспомнить, что с перестройкой к нам вернулись далеко не все преимущества книгоиздания 19 века, особенно его индивидуализированность . С другой стороны, не остаются без внимания и другие издательские преимущества е-публикаций, недоступные гуттенберговскому книгоизданию, в первую очередь - иной способ тиражирования и копирования. В принципе, при соблюдении известных технических правил, связанных с поддержанием электронного ресурса, для Сети - как общественной библиотеки и книжного магазина - вполне достаточно всего одной копии публикуемого текста. По сути, это во многом снимает целый комплекс трудоемких эдиционных проблем, связанных с сохранением аутентичности текста при переизданиях . Кроме того, электронный способ хранения и предъявления текста позволяет одновременно публиковать произвольное количество его вариантов, как авторских, так и "редакторских". Иными словами, все имеющиеся варианты текста могут быть опубликованы на одной электронной странице одновременно, и читатель сможет сам выбрать, какой их них ему необходим для прочтения; все варианты могут быть представлены как один многослойный текст, где различающиеся фрагменты тем или иным способом выделены. К примеру, некоторое стихотворение Пушкина может быть (в предельном случае) републиковано по всем (хотя бы академическим) изданиям, в старой и новой орфографии, с приложением картинки рукописи. Здесь же имеет смысл держать переводы данного текста на иностранные языки . Дело читателя - пролистать и выбрать . Дело текстолога - подготовить и сверить издания (варианты), но один единственный (!) раз. Более того, электронный способ издания текста позволяет безболезненно решить вопрос с пресловутой "авторской волей" . Автору никто не мешает вносить в свой электронный текст любые изменения, поскольку любое изменение может быть датировано и авторизовано. Какая-то из версий текста в каждый данный момент может быть избрана истинно авторской, что не противоречит хранению всей предыдущей истории теста и демонстрации ее пытливому читателю. В известной степени электронная публикация может стать действенным ограничителем излишнего текстопорождения. Желая ответить на вопросы и возражения читателей, автор может не писать отдельных ответов на критики, а дополнять и править свой исходный текст, вставлять в него комментарии, сохраняя при этом (для себя и для читателей) всю историю этих преобразований .

Однако, все эти преимущества располагаются на границе между бумажным и электронным книгоизданием; в принципе - большим напряжением сил - все это может быть так или иначе реализовано и в бумажном виде. Наш прогноз (он же - предложение) базируется на том, что в е-публикациях появятся не только "исходящие", но и "входящие" (гипер)ссылки. Эта (последняя) возможность в бумажном книгоиздании отсутствует - печатный текст по определению является односторонним информационным продуктом. Ссылки из печатного текста строго ретроспективны - на тексты предшественников; электронный позволяет (ожидать и) ставить ссылки "из будущего" - из текстов последователей. Наверное, эта (потенциальная пока ) симметричность является принципиальным преимуществом е-публикаций, тем очевидным новым качеством передачи и хранения информации, которое почему-то до сих пор не стало эдиционной практикой. За счет перекрестных ссылочных структур опубликованный в электронном виде текст может сразу включаться в общее поле (структуру или сеть) связанных так или иначе (тематически, идейно, ценностно) текстов, становиться "материальным" элементом организованного информационного пространства и ожидать непосредственной, "материальной" реакции на свое появление. Конечно, в тот момент, когда текст только что опубликован в Сети и мы расставляем ведущие из него ссылки, мы находимся в пределах традиционной издательской ситуации, - ссылки ставятся на уже опубликованные тексты. Входящих ссылок еще нет, поскольку наш текст пока никем не прочитан и реагирующие на его появление тексты еще не написаны и не опубликованы. Нам остается только ждать их появления и предоставлять желающим сделать ссылку такую техническую возможность. В случае републикации уже опубликованного в бумажном виде текста, когда на него - не потенциально, а актуально - уже имеются ссылки из более поздних текстов, нам потребуется отыскать эти входящие ссылки в Сети и расставить их. Что касается поиска, то это несложно, к нашим услугам возможности поисковых машин, а вот для того, чтобы эти ссылки расставить, потребуется не только технический инструментарий, но и "общественный договор" с другими публикаторами - владельцами электронных копий интересующих нас текстов.

Для того чтобы расставлять "входящие" ссылки, потребуется особое, простое и общедоступное, техническое средство, которого сегодня в распоряжении веб-мастеров нет. Сейчас веб-мастер может поставить гиперссылку на любой чужой ресурс, но эта ссылка останется односторонней (только исходящей). Такую ссылку нельзя поставить на определенное место в чужом электронном тексте, можно сослаться только на чужую страницу (текст) в целом (иногда отсутствует и такая возможность, приходится ссылаться на весь сайт, где среди многих других страниц находится нужная публикация). Пройдя по такой гиперссылке, не так просто вернуться назад, к тому тексту, откуда пришел. И самое главное - наша ссылка не будет иметь никакого материального отображения в том тексте, на который мы ссылаемся (то есть входящей ссылки). Иными словами, читатель этого текста не увидит, что на него ведет ссылка из нашего текста. К тому же, идеальным вариантом было бы точное попадание, когда по ссылке приходишь именно на ту фразу, на которую она указывает, и при этом нужная фраза (цитата) каким-либо образом (шрифтом, цветом фона) выделяется . Тогда у авторов появится возможность вообще не перегружать свой текст цитированием чужих текстов, как это зачастую делается сейчас, а сделать это цитирование дистантным. Реализовать давнюю мечту всех пишущих научные статьи - разделить объект описания и само описание, тем самым повысив связность и того и другого . Вряд ли нужно аргументировать читательские выгоды такой новации - все мы сталкивались и с неточным цитирование, и с недостаточным цитированием, не говоря уже о всех разновидностях псевдоцитирования, от игрового до злокозненного. Что касается "общественного договора", то сегодняшняя технология создания веб-страниц предполагает, что оба хозяина (администратора, веб-мастера) электронных ресурсов, где находятся как ссылающийся (более поздний) текст, так и тот (более ранний) текст, на который ведет ссылка, должны не только дать согласие на ее установку, но и самостоятельно ее сделать. Все это крайне неудобно и трудоемко. По-видимому, есть смысл подумать не только о договоренностях, но и об изменениях в языке веб-страниц, чтобы процедура расстановки двусторонних ссылок могла протекать автоматически.

Поддерживание перекрестных гиперссылок ставит вопрос о том, как обходиться с информационными лакунами: что делать в том случае, когда текста, на который ведет ссылка, в Сети нет. По-видимому, здесь может помочь ведение свободно (автоматически) пополняемой электронной библиографии. Если сослаться из текста не на что, гиперссылка не "повиснет", а приведет читателя на библиографическую карточку . Впрочем, такая электронная библиография имеет и собственную ценность, о которой нужно сказать отдельно. Такого рода библиография, наверное, может оказаться многофункциональным информационным продуктом. Во-первых, если каждый правильно опубликованный в Сети текст будет в ней зарегистрирован, читателям будет известен перечень нео-канонических (текстологически выверенных) электронных публикаций, к которым они смогут без опаски обращаться. Во-вторых, посетитель библиографии сможет узнать, какие из еще е-нерепубликованных текстов пользуются - по количеству ссылок на них - наибольшим авторитетом и достойны чтения и\или е-переиздания (речь, по сути, идет о динамическом подсчете индекса цитирования). В-третьих, ведение такой библиографии послужит инструментом своего рода издательской цензуры, позволяя по-разному помечать электронные публикации в зависимости от их эдиционного качества. В-четвертых, библиография может быть использована как динамическая база данных состояния информационной среды - позволять делать наблюдения над организацией текстовых множеств .

Понятно, что такая библиография должна составляться не стихийно, не так, как сейчас составляются каталоги поисковых машин, хотя известная автоматизация, а также помощь технического персонала (редакторов и корректоров) и тут не помешает. По-видимому, сами библиографические описания - дело для специалистов в соответствующих (узких) предметных областях; в дальнейшем тематические библиографии могут интегрироваться в некоторый общий тематический каталог. Сейчас на многих сайтах мы можем найти примеры профессионально подобранных библиографий, это и авторские библиографии, и довольно большие тематические библиографии. Подготовлена хорошая основа для попытки их интеграции - появления общих библиографий для кустов тематически близких ресурсов. Разумеется, необходимым условием такого сотрудничества будет не только добрая воля владельцев ресурсов, не только появление удобных технических средств общего пользования (средств автоматического пополнения библиографий и поиска в них), но и превращение библиографического каталога в особый (новый) инструмент исследования научной информационной среды. Если структурирование научной информации пойдет в этом направлении, то вскоре мы, по-видимому, будем наблюдать в Сети тенденцию к переходу от каталогов и рейтингов сайтов (изданий) к каталогам и рейтингам отдельных текстов. Общие тематические библиографии помогут увидеть и оценить количество "повисших ссылок", найти те тексты, на которые ведет их наибольшее количество, которые действительно занимают значимое место среди себе подобных и пользуются или пользовались когда-то наибольшим авторитетом в научном сообществе. То есть при выборе текста для е-републикации появится уже не вкусовой, а (объективный) количественный критерий. Не исключено, что появление "входящих ссылок" может постепенно привести к частичному отмиранию такого традиционного гуманитарного занятия, как научное комментирование переиздаваемых текстов, которое во многом как раз и посвящается описанию истории жизни текста с момента его первой публикации до момента текущего переиздания, - рассказу о том, кто и когда на него ссылался, кто критиковал, кто цитировал и проч. Если эта история в наглядном виде станет доступной любому читателю (кстати, сейчас она полностью недоступна никому - в том числе, ни специалистам, ни историкам науки), надобность в ее отдельном и нередко предвзятом (поневоле субъективном) пересказе, надо надеяться, отпадет.

С другой стороны, было бы наивно ожидать, что электронные публикации в одночасье заменят бумажные. По-видимому, нам предстоит наблюдать длительный процесс параллельного развития бумажного книгоиздания и электронной информационной среды. Никоим образом не удастся избежать их взаимодействия и, в частности, придется как-то решать вопрос о влиянии электронных публикаций на бумажные, то есть предусматривать в них, так сказать, "совместимость" с бумажными. Это будет касаться, например, оформления ссылок из бумажного текста на фрагмент сетевого, в котором, как известно, отсутствует такое понятие, как номер страницы. По-видимому, е-публикаторам придется воспользоваться практикой сквозной поабзацной нумерации текстов , как это делается в некоторых академических изданиях или изданиях священных книг .

Можно предположить, что с развитием сетевого книгоиздания начнутся изменения в читательском менталитете, которые будут связанны с повышением самоценности текста, частично утраченной в процессе превращения текста в книгу. По сути, электронное представление текста парадоксальным образом возвращает нас к дописьменной стадии текстопорождения, не теряя при этом всех возможностей тиражирования, как рукописного, так и полиграфического. Как в дописьменной культуре, электронный текст перестает быть материальным объектом (предметом в обложке), при этом он остается доступен для прочтения максимально возможному количеству читателей. Исчезает материальный посредник, имеющий косвенное отношение к имманентным свойствам текста, но играющий, тем не менее, немаловажную роль при его прочтении и оценке. С ориентацией на эту тенденцию во многом связано тяготение е-публикаций к анонимности и псевдонимности, особенно на форумах и чатах, когда текст поневоле прочитывается без оглядки на отсутствующие внешние признаки и читателю приходится ориентироваться исключительно на внутритекстовую (имеющуюся в нем) информацию. В письменной культуре одна и та же фраза, вроде "Волга впадает в Каспийское море", понимается по-разному в зависимости от того, где она опубликована. В научной книге, например, географической, она расценивается как истинная, в рекламном тексте - как ложная (комплиментарная), в газете - как сомнительная, в художественном тексте - как виртуальная. Во всех четырех случаях способ прочтения детерминирован внетекстовыми факторами, то есть, строго говоря, базируется не на знании, а на вере, конвенции или привычке.

Привычка полагаться на внетекстовые данные (что, вообще говоря, значительно проще) сказывается и на решении собственно текстологических проблем. Отсутствие рукописи "Слова о полку Игореве", одного из ключевых памятников в отечественной культуре, перевешивает все неоднократно предпринимавшиеся попытки его текстуальной атрибуции. Страшно себе представить, но если в одночасье у книг исчезнут обложки, титульные листы и прочие внетекстовые атрибуты, мы уже никогда не сумеем расставить их на наших библиотечных полках в том же порядке, мы разучились обходиться без обложки. Да простят нас за кощунственную аналогию, но для текстов появление Интернета равноценно наступлению Судного Дня. Публикация или републикация в Сети предполагает для текста жизнь вечную - текст не затеряется на полках библиотек, не сгорит, не будет изъят ; при сплошной электронной републикации сбудется нечто, похожее на мечту теософа и библиотекаря Федорова, - мертвые тексты, так сказать, восстанут. Авторизованный электронный текст превратится в своего рода единую, общую для всех читателей матрицу, очистится от всего наносного, связанного с бумажным копированием и тиражированием. Культурная ценность текста будет определяться исключительно его местом в едином информационном поле, его имманентными свойствами, а не случайными факторами внутри материального движения книжных потоков .

Надо полагать, что параллельно начнет меняться и писательский менталитет. При всей нынешней замусоренности Сети, ее развитие, которое, по-видимому, будет опираться на повышения уровня структурированности информации, предполагает создание условий для сокращения текстопорождающей деятельности. Интернет, наверное, самое действенное средство борьбы с графоманами. Если е-публикация действительно попадет в коммуникативную ситуацию, аналогичную дописьменной культуре, и будет в потенции подразумевать ответ, хотя бы в виде входящей ссылки, в Сети образуется скопление изолированных (безответных) текстов. И, если сегодня это является правилом и не предполагает низкой информационной, художественной и проч. оценки текста, в условиях возможности ответной реакции появится естественный критерий для общественной цензуры и самоцензуры. Кроме того, с повышением плотности информационного поля стоит ожидать изменений в жанровой структуре текстовых множеств. Должна повыситься доля не "первичных", а, если можно так сказать, "переработанных" текстов - рефератов (их уже сегодня в Сети - во множестве), комментариев, компиляций, даже стилизаций, то есть разного рода проекций и отображений ценных "первичных" текстов, ориентированных на различные уровни и способы восприятия. Можно сказать, что структурированная Сеть является наиболее подходящим полигоном для адекватной реализации постмодернистских стилистических принципов, которые и так уже доминируют в последние десятилетия, причем не только в книжной культуре.

Если Сеть начнет осознавать себя в качестве эдиционной среды нового, постгуттенберговского поколения, ценность первых публикаций в сети, а значит и их количество начнет расти. Это предполагает решение всего комплекса вопросов, связанных с авторским правом в Интернете. Так или иначе, потребуется регистрировать время появления публикации и ее аутентичность (авторизованную копию и ее последующие авторские варианты), поскольку то и другое в Сети слишком легко и просто меняется. Надо думать, появятся организации-регистраторы, оказывающие такие юридические ("депонентские") услуги, поскольку ни понятия научного приоритета, ни понятия интеллектуальной собственности пока никто не отменял. Надо надеяться, что ©, знак авторского права, все же не будет автоматически перенесен с бумажных публикаций на е-публикации; это, как всякая двусмысленность (омонимия), ни к чему не приведет, кроме банальной путаницы. Скорее всего, появится особенный знак, обозначающий именно е-публикацию. Каким он будет, можно погадать. Таким значком может стать (i) - от internet, (n) - от net, (w) - от web, (е) - от electronic, возможно, в зоне RU даже (s) - от русск. "сеть" в лат. транскрипции (из перевернутого квасного патриотизма, сиречь направленной на себя иронии). Наверное, в первое время несколько таких значков будут друг с другом конкурировать.

Впрочем, выйдя за рамки предположений, кое-какие примеры материализации преимуществ е-книгоиздания можно увидеть уже сегодня. Пока они касаются публикаций специализированной малотиражной литературы, реализация которой в бумажном виде проблематична и может оказаться убыточной. Это публикация текстов диссертаций, бумажный "тираж" которых известен, памятников научной мысли, имеющих значение исключительно для истории науки , републикация многотомных академических изданий . Вообще говоря, издание текстов, снабженных развернутым научным комментарием, в бумажном виде неудобно, тогда как интернет-страницы позволяют нам воплощать любые фантазии Жака Дерриды и строить гипертекст произвольной глубины, подробности и вложенности . Коммерческое ответвление е-книгоиздания, по-видимому, будет связано с намечающейся интернет-торговлей файлами книг узкоспециальной тематики. Один из первых, правда, пока некоммерческих образцов таких е-магазинов работает и при нашем журнале .

Прогнозы и предложения о развитии ссылочных структур адресуются строго демократически, то есть отдельным представителям того научного и издательского сообщества, которые пользуются услугами Сети и участвует в ее строительстве. На наш взгляд, движение от гуттенберговского книгоиздания к сетевому, может (и неизбежно) будет происходить исключительно в рамках свободных гуманитарных проектов, некоторого "общего дела", со всеми вытекающими из этого маниловского организационного принципа неурядицами и проблемами. Наверное, все цивилизаторские программы эпохи открытого общества, которые базируются на прагматике идеализма, только так и действуют, если когда-либо действуют вообще. Надеемся, что те примеры ссылочных связей между текстами, которые мы сделали в нашем отдельно взятом электронном журнале, послужат еще одним поводом к обсуждению того, какими способами в свободной зоне Сети можно построить научно организованное информационное пространство. Со своей стороны, мы обещаем (предлагаем) размещать публикации на эту тему на страницах нашего журнала и, конечно (инициатива наказуема), не откажемся расставлять у себя входящие ссылки из е-публикаций других интернет-изданий.

Примечания.

Мелкий, но характерный признак: еще не так давно разделы ссылок на сайтах были открыты для пополнения и по протяженности мало чем отличались от каталогов; теперь они закрыты и строго избирательны, а количество включаемых в такие перечни изданий сократилось на порядок. В эти перечни теперь включают только тематически близкие ресурсы. Входит в моду раздел "партнеры", предполагающий не только тематическую близость, но и некоторые формальные и неформальные отношения издателей.

Формальным показателем этого движения является изменение моды в подборе доменных имен и названий электронных страниц. Еще не так давно превалировали, так сказать, имена собственные ("Митин журнал", "Денискины книжки"); в последнее время больше стало нарицательных, классифицирующих названий. Иногда они бывают излишне обобщенными ("Philology.ru", "Лингвистика.ru", "Фольклор.ru"), что указывает на естественную болезнь роста и подтверждает направление движения.

Многие старые и новые толстые журналы завели свои страницы в Сети. Некоторые из них представляют собой полную электронную копию бумажного издания, некоторые аннотируют свои материалы, некоторые только рекламируют раздел "содержание" и условия приобретения. Все эти проекты интересны и безусловно полезны, но не оказывают влияния на развитие и организацию сетевой информационной среды, являясь не более чем проекцией бумажного книгоиздания, явлением для Сети все же инородным и поневоле изолированным.

Финансовые лазейки, конечно, есть. Оплачиваемые публикации концентрируются вокруг учебной литературы - около издания учебников по учебным программам ВУЗов.

В принципе, и сейчас никто не мешает давать деньги (те же гранты) не на издание книги, а на подготовку е-публикации; и в том и в другом случае речь идет о благотворительности, направленной на поддержку научных исследований и публикацию их результатов. Понятно, что издание книги обходится несравнимо дороже, а информационный эффект от нее, по-видимому, пониже, но тут уже действуют привычка и традиция, с которыми словами не поспоришь. С другой стороны, именно по этой причине складывается психологически понятное, но необоснованное мнение, что Интернет - это место размещения для недорогих (упрощенных) работ, в основном сделанных по заказам специфических фондов, вроде феминистских или политически ангажированных, для паранаучных изданий и графоманской литературы. Наиболее обидным результатом этого психологического казуса является обесценивание собственно научной деятельности - и в случае типографской публикации, и в случае электронной она оплачивается неоправданно низко.

Первыми повымирали научные и литературные редакторы. Предполагается, что на очереди - ученые и преподаватели, поскольку типичный для сегодняшнего дня тираж в 300-500 экземпляров подсказывает, что читателей должно быть не намного больше. Поскольку максимальный тираж гуманитарной книги составляет 10 тыс. экземпляров (это пороговая цифра), на большее количество активно читающих гуманитариев книгоиздание не рассчитывает.

Два забавных примера. Не так давно в солидных е-порталах среди новостей прошла вполне серьезная информация о первом издании "Тайных записок Пушкина 1836-1837", хотя этот текст является достаточно известной стилизацией М. Армалинского, причем порнографической. В анонсе выставки, посвященную 50-летию открытия берестяных грамот, не менее серьезно говорится о пресловутой "Влесовой книге" - "письменном памятнике русского язычества". Забавно, но ньюсмейкерам почему-то не приходит в голову, что будь все это правдой, речь шла бы о научных событиях огромного значения.

Недавно один из наших авторов опубликовал в сборнике фрагмент своего перевода "Палеи Толковой" и довольно быстро обнаружил свой текст на вполне приличном сайте, посвященном древнерусской литературе, без указания имени переводчика и издания, где перевод был опубликован. Дело тут не в неуважении к авторскому праву, дело в том, что публикатору не пришло в голову, что такое переиздание не имеет научной ценности. Поскольку памятник переводной, без имени переводчика его нельзя не только процитировать, на него нельзя даже сослаться.

Помимо персональных страниц, размещенных при нашем журнале, можно назвать, например, персональную страницу А.К. Жолковского http://www.usc.edu/dept/las/sll/alik.htm, Патрика Серио http://unil.ch/slav/ling/recherche/biblio/SERIOTperso.html, сайт С. Старостина http://starling.rinet.ru или виртуальную мастерскую под руководством С.Ю. Неклюдова http://www.ruthenia.ru/folklore .

На эту тему можно привести широко известный пример из беллетристического сектора Сети, касающийся переводов на русский язык популярных сказок Дж. Роулинг. Качество переводов, опубликованных издательством "Росмэн", читателей не удовлетворило. Большей популярностью пользуются некоммерческие переводы Маши Спивак, размещенные на сайте "Независимое интернет-издательство Гарри Поттер" http://www.harrypotter.ru. В день с этого сайта копируют больше тысячи экземпляров переводов, то есть речь идет не только о серьезной конкуренции печатному изданию, а о явном предпочтении. К тому же, текст е-переводов на сайте в отличие от книг "Росмэна" красиво оформлен, снабжен удачными иллюстрациями, - читателю остается потратить время, чтобы сделать распечатку на цветном принтере, и он получает практически готовую книгу.

Например, та же практика издания книг без переплета, когда переплет заказывался отдельно и изготавливался частным образом. В научном книгоизданиии не получило должного распространения изготовление отдельных оттисков статей, которые было когда-то принято собирать и подшивать в удобном количестве и подборке; нам пока продолжают навязывать приобретение журналов и сборников. О рисованных книгах едва начали вспоминать, книг с нумерованным количеством экземпляров ничтожно мало, что-то не слышно о книгах, сделанных в единственном экземпляре.

См. об этом, например, в републикованном у нас фрагменте книги Томашевского или инструкции Д.С. Лихачева.

Параллельное размещение текста и всех его переводов - давняя мечта любого грамотного читателя и действенное средство проверки качества перевода. В бумажном книгоиздании (за исключением изданий переводной поэзии) это практически исключено.

Здесь же могут храниться все иллюстрации к данному тексту, фольклорные варианты, аудио- или видеозаписи его декламации и исполнения под музыку, в общем, все разновидности принятых в нашей культуре его художественных отображений.

Это один из "вечных" издательских вопросов, который не имеет однозначного решения. В нашем журнале можно ознакомиться с двумя мнениями на эту тему - Д.С.Лихачева  и одного из авторов данной статьи http://www.textology.ru/razdel.aspx?ID=25.

Наверное, большинство пишущих людей согласится с тем, что вместо одного задуманного текста на одну тему со временем произрастает целый куст прямо или косвенно связанных с этой темой опубликованных текстов. К тому же всегда остается целый ряд не отвеченных вопросов, неопубликованных возражений; первоначальный замысел был строен и красив, результат аморфен и размазан по публикациям случайным образом.

Чтобы показать, как это может выглядеть, мы сделали пример таких ссылок в своем журнале. Вы можете посмотреть на них в рецензии проф. Маркова. Исходящая ссылка обозначается восходящей вправо стрелочкой ( ), входящая ссылка - нисходящей влево ( ).

Пример такого выделения мы сделали в статье Н.А. Морозова http://www.textology.ru/old/libr/Morozov2.asp.

Особенно от этого страдают литературоведы и литературные критики, которым приходится вставлять в текст своих статей обширные фрагменты художественных произведений. Для доказательства собственных утверждений и критических оценок объем цитирования оказывается обычно недостаточным, не более чем иллюстративным, но его увеличение ведет к утрате связности описания. Читатель этих статей оказывается в таком же неудобном положении, поскольку по приведенным иллюстрациям не может различить голословных утверждений от доказательных.

Примеры ссылок на библиографию можно посмотреть в републикованном у нас фрагменте книги А.М. Камчатнова . Ссылка на библиографическую карточку обозначается стрелкой, направленной вправо (), возврат в текст из библиографии - стрелкой, направленной влево (). В том случае, когда ссылка ведет на те тексты, которые отсутствуют в нашей тематической библиографии (художественные, философские, богословские и проч.), она ведут в библиографический накопитель, который в ближайшее время тоже будет доступен для просмотра.

Например, попытаться сделать формальное описание таких явлений, как научная школа или научное направление, отследить историю их зарождения, развития и угасания, датировать пик популярности того или иного текста и время его научной "смерти". Все это представляет интерес не только для истории науки, но и для правильной организации учебного процесса, написания учебников и лекционных курсов. Делая наблюдения над разновидностями ссылок (ссылка на конкретное место текста, на название текста, только на фамилию автора), можно изучать историю идей и способы их влияния на научное сознание. И проч., и проч.

Эта нумерация может быть видимой, но может быть и невидимой, и проявляться только в том случае, когда на данное место нужно сделать ссылку.

Во многих е-переизданиях используется практика буквального копирования бумажного издания, когда в републикованном тексте проставляются соответствующие номера страниц. Однако эта практика неудобна для первых е-публикаций. Можно, конечно, ввести для них некоторую условную постраничную нумерацию, что вряд ли будет разумным, - все же электронная среда позволяет делать более точные ссылки.

Расстановка ссылок между текстами, размещенными на разных сайтах, предполагает необходимость в поддержании целостности этой текстовой сети, которая не должна полностью зависеть от технических обстоятельств провайдера и произвола владельца конкретного е-ресурса. Иными словами, нужно ожидать появления механизма "залатывания сетевых дыр". По-видимому, это предполагает хранение копии размещенного в ссылочной сети текста на отдельном сервере, - может быть, просто на другом сервере, может быть, на специальном архивном сервере, работающем только в режиме "скорой помощи".

Позволим себе слегка пофантазировать. Предположим, что в результате нечаянной конверсии типографии были перепрофилированы, например, на выпуск чего-то более полезного, чем книги. Однако читающая публика никуда не далась и упорно продолжает ходить в библиотеки и книжные магазины. Которые остались вооружены только компьютерами, сканнерами, принтерами и прочими мелкими снарядами из арсенала малой полиграфии. Ну и, конечно, старыми книгами, каждая, впрочем, в единственном экземпляре. Читатели бродят около полок и, когда выберут понравившуюся книгу, просят ее отсканировать, распечатать и сброшюровать. "Продвинутые" читатели делают заказы по Интернету. Они выбирают в Сети нужный текст, справочный аппарат к нему, подбирают (из имеющихся вариантов) иллюстрации, оговаривают планировку страницы, шрифт, бумагу, переплет - и посылают по почте заказ, который, скажем, на третий день выполняется. Как результат - в домашних библиотеках на полках стоят те же книги, как и сейчас, но с лица не общим выраженьем. Не навязанные типографиями и издательствами, а изготовленные по собственному вкусу - в соответствии с индивидуальным уровнем вздорности.
Понятно, что при такой системе книгоиздательства кардинальным образом изменится порядок оплаты интеллектуальной собственности. Владельцы авторских прав будут получать свои деньги не от издателей, а непосредственно из книжных магазинов и библиотек - за количество проданных артефактов. И тираж будет определяться наиболее естественным путем - по сути, общественным мнением (если хотите - демократической конкуренцией). Не будет возникать таких смешных конфликтов, как с переводами "Гарри Поттера", те же переводчики смогут наконец свободно конкурировать друг с другом и не задумываться о том, можно или нельзя переводить приглянувшуюся книгу. Вообще говоря, большинство пишущей публики сможет вздохнуть свободнее - затраты на публикацию в Сети невелики, а дальше оплата будет зависеть от количества желающих прочитать е-публикацию в бумажном виде.

Примеры таких републикаций уже появляются. В нашем журнале для них предназначен раздел "Вивлиофика" , где уже переизданы столетней давности книги А.И. Соболевского  и Э. Геннекена. Впрочем, мы не считаем, что они полностью выпали из научного контекста, скорее, они были незаслуженно забыты.

Пример такого переиздания - академическое собрание сочинений А.С. Пушкина 1959-1962 годов на сайте "Русская виртуальная библиотека" http://www.rvb.ru/pushkin/index.htm.

Пожалуй, самый красивый пример на эту тему - комментированное И.А. Пильщиковым издание "Опытов в стихах и прозе" К. Батюшкова http://www.rvb.ru/batyushkov/index.htm.

© О.В. Кукушкина, А.А. Смирнов 30 мая 2002

[ГЛАВНАЯ] [ТЕОРИЯ ТЕКСТА ] [ФОРУМ]