[ГЛАВНАЯ] [ПСИХОЛИНГВИСТИКА ] [ФОРУМ]

Репина Е.А.

Агрессивный текст как тип текста

(Статья отобрана к опубликованию научным руководителем автора, В.П.Беляниным).

(с) Е.А. Репина, 2000, 14 декабря.

Известно, что агрессивность, как и многие другие личностные характеристики человека, может проявляться как в его действиях и поступках, так и в языковых средствах, которые он использует при изложении своих мыслей [1]. Проведенный нами эксперимент показал, что путем анализа лексики, используемой в тексте, можно диагностировать уровень его агрессивности, а также прогнозировать степень агрессивности, которую тот или иной текст может вызвать у слушателя или читателя.

Если человек склонен к агрессивному типу поведения, это не может не отразиться в его языке. При этом наивным было бы делать выводы об агрессивности человека лишь на основании обнаружения в его высказываниях прямых призывов к агрессии против кого-либо. Так же, как ошибочные действия происходят в результате противоборства конкурирующих желаний, часть из которых вытеснена в подсознание, агрессивность будет проявляться в неосознаваемых предпочтениях употребления особой лексики. Назовем ее агрессивно окрашенной лексикой.

Интересно отметить, что очень часто мы это интуитивно чувствуем. Тем самым, текст, нацеленный на то, чтобы вызвать у людей агрессию, заставить их действовать более активно, а, возможно, даже озлобить их, обязательно будет эффективен при воздействии. Особенно эффективно это будет происходить в тех случаях, когда данный текст будет восприниматься людьми, которым по природе свойственна агрессивность и которые обладают заложенными в тексте когнитивными структурами.

К текстам агрессивного типа можно отнести большинство текстов "Российского национального единства" (Александр Баркашов), многие тексты "Движения в поддержку армии" (Виктор Илюхин, Альберт Макашов) и "Коммунистической партии РФ" (Геннадий Зюганов), некоторые тексты "Либерально-демократической партии России" (Владимир Жириновский).

Пример:

 

Который год - в стране царствует смута и развал, властвует произвол финансово- чиновничьей олигархии.

Который год мы ожидаем обещанного благополучия и процветания, получая взамен безудержный рост цен, неплатежи по зарплатам и социальным пособиям, межнациональные войны и конфликты, бандитизм и коррупцию.

Довольно слушать бесконечные обещания и заверения чиновников, терпеть унижения и издевательства обнаглевших "реформаторов".

На попытку Ельцина, с помощью отставки правительства, уйти от ответственности за содеянное - ответим решительным: Ельцина - в отставку !

На попытку Ельцина путем политических рокировок продлить агонию ненавистного антинародного режима - ответим : НЕТ - антинародному курсу !

На угрозы президента распустить Государственную Думу, выступающую за изменение курса "реформ ", заявим: Руки прочь от Государственной Думы! Даешь Правительство народного доверия !

("Коммунистическая партия РФ")

Мы провели эксперимент по методу семантического дифференциала [2], целью которого было выявление степени эмоционального воздействия политических текстов. Среди испытуемых были студенты технических и гуманитарных вузов, лица с высшим техническим и гуманитарным образованием разного возраста. Они отметили, что в большинстве своем представленные тексты вызывали у них сильные негативные эмоциональные состояния: тревогу, необоснованное беспокойство, страх. Многие испытуемые отметили, что данные тексты вызывали ненависть, презрение, озлобленность. У некоторых испытуемых они вызывали ностальгию, тоску, а также побуждали к действию, иногда даже к насилию и к мести. Некоторые тексты, принадлежащие к агрессивному типу, по оценке некоторых испытуемых, вызвали у них чувство беспомощности и ущербности (в легкой степени).

В целом тексты агрессивного типа вводят людей в тревожное состояние. Человек, не осознавая конкретно причину, становится раздраженным, озлобленным. Обилие негативно окрашенной лексики настраивает людей на отрицательное отношение ко всему окружающему, создает вокруг человека некий отрицательный ореол. Все стороны жизни в агрессивных текстах рассматриваются только с точки зрения недостатков. Представляется, что вокруг все плохо, отвратительно, мерзко, страшно. Агрессивность текста так или иначе передается человеку, каким бы хорошим ни было его настроение до прочтения данного текста.

Однако, необходимо отметить, что тексты агрессивного типа лишь частично подавляют человека. В большинстве своем они заставляют чувствовать себя обиженными, униженными и оскорбленными, но не беспомощными и ущербными. Наоборот, они призывают активно действовать, мстить.

Пример:

 

Сегодня на той работе, которую я выполняю вот уже шесть лет, надо бы иметь каменное сердце. Ведь мне, кроме тех горьких и зачастую безысходных сообщений, что потоком льются на наш народ с телеэкранов, приходится ежедневно читать специальную литературу, а также почту, сотни писем от простых людей. В них боль и отчаяние, обида за унижения, крик о помощи.

Вот только одно из них. Не в силах прокормить своих детей, женщина покончила с собой, выбросившись из окна. И я смотрю на случившуюся трагедию глазами тех ребятишек, которые остались один на один с огромным, враждебным, эгоистичным миром, в обществе, уже теряющем последние нравственные устои.

Но мы живем среди людей! Или я ошибаюсь?

Я уже не говорю, я кричу с парламентской трибуны: посмотрите, власть имущие творят преступление. Вот он -- корень ваших бед и унижений! И с горечью вижу -- люди не слышат. Потому и бросаются с балкона или под поезд, пускают себе пулю в висок

Но порок должен быть наказан - чтоб другим не повадно было. И сейчас я говорю: насквозь порочна нынешняя власть. Здесь, в моей обвинительной речи, собраны факты, отнюдь не исчерпывающие, но полностью изобличающие эту криминальную власть. Я хочу, чтобы об этом узнали все. И именно сегодня, поскольку не уверен, что мне это удалось бы сделать потом.

("Движение в поддержку армии")

Тексты современной "Коммунистической партии РФ" (КПРФ), "Либерально-демократической партии России", а также "Движения в поддержку армии" и "Русского национального единства" содержат много лексики, относящейся к таким семантическим категориям, как "низ" (снижение, деградация, ниже, понижение, упали, пасть, упаднический, понизиться, катиться вниз и др.), "тоска" (горький, безысходный, порочная власть, враждебный мир, беды и унижения, крик о помощи, за все обиды и оскорбления, слезы льются потоком, рабство, нищета, унижение, угроза, предательский, преступления и др.) "семантическая категория" - [3].

Характерной чертой агрессивного типа текстов является частое употребление слов, принадлежащих к семантической категории "смерть" (умереть, умирают, повышенная смертность, смертельная опасность, "Россия или Смерть!", число умерших, похороны и др.) , а также самого слова смерть, по сравнению с частотностью употребления слов, относящихся к семантической категории "жизнь".

Много обращений к физиологической стороне человеческого существования. Много говориться о насилии, разврате, убийствах, самоубийствах, нищете, разрушении. Например, много слов, относящихся к семантической категории "голод" (не в силах прокормить, голодные и обездоленные, голодать, жить впроголодь, ниже прожиточного уровня, чем прокормить, латаный бюджет и др.).

Пример:

 

Попытка реставрации обернулась чудовищным геноцидом народа. Четвертая часть российских семей существует ниже прожиточного минимума. Разрушается семья, беззащитна женщина-мать. Вновь, как после военного урагана, улицы полны беспризорными детьми.

Попираются религиозные святыни. Телеэфир и книжные развалы заполонены низкопробными изделиями западной масс-культуры, смакующими разврат и насилие. Шайка информационных хищников каждый день насилует страну, убивая волю, память и совесть.

Как пожар, распространяются СПИД, туберкулез, наркомания и пьянство. Средняя продолжительность жизни сократилась с 70 до 64 лет. А у мужчин -до 58 лет, то есть немногие доживают до пенсии. В России почти не осталось деревень, где новорожденных было бы больше, чем похорон. В целом же число умерших превысило число родившихся в 1,6 раза.

Грязные деньги, ложь, провокации, которые заряжает в свои ору­дия пятая колонна, оказались не менее разрушительными для России, чем набеги Батыя, Наполеона и Гитлера вместе взятые. По сути Третья Отечественная уже полыхает на наших просторах. Она не имеет линии фронта. От нее не могут укрыться ни дети, ни женщины, ни старики.

("Коммунистическая партия РФ")

Результат нашего лексико-семантического анализа показал, что тексты "Коммунистической партии РФ" имеют некоторую особенность. Начало текста достаточно агрессивное, злобное. Характерна лексика, описывающая состояние безнадежности, тревоги, тоски, безысходности. Затем постепенно происходит смена эмоционально-смысловой доминанты ["эмоционально-смысловая доминанта" - [1]. По мере приближения к концу текст становится менее злобным, но более энергичным, активным. О схожей структуре текста писал в своих исследованиях Пропп [4].

Конец текста может быть более светлым, активным и содержать лексику, принадлежащую к семантическим категориям “уникальный” (удивительный, феноменальная способность, способность к самоорганизации, чрезвычайное долготерпение, неповторимый, уникальная история и др.), “жизнь”, "борьба" (доблесть, упорство, терпение, бороться, упорная борьба, спасение и расцвет, восстанавливать, взлет к вершинам, духовная сила и др.), может призывать бороться за справедливость, за светлое будущее.

Пример такого текста:

 

Начало текста: Попытка реставрации обернулась чудовищным геноцидом народа. Полная или частичная безработица охватила 15 процентов трудоспособного населения. Четвертая часть российских семей существует ниже прожиточного минимума. Разрушается семья, беззащитна женщина-мать. Вновь, как после военного урагана, улицы полны беспризорными детьми. Как пожар, распространяется СПИД, туберкулез, наркомания и пьянство. В России почти не осталось деревень, где новорожденных было бы больше, чем похорон. …

Конец текста:

…Чтобы спасти страну, мы должны думать не просто о том, чтобы встать с колен. Мы должны вспомнить наши лучшие национальные качества -- доблесть, упорство, терпение. Верить в духовную силу нашего Отечества. Именно это станет залогом нашего спасения и расцвета.

В текстах данного типа частотно употребление слова женщина отдельно или в словосочетаниях, в обращениях. Она представляется как мать, как хозяйка, хранительница очага, как жена. Но ее жизнь в настоящее время очень тяжелая, мрачная.

Пример:

 

Я обращаюсь к вам, женщины. Вы составляете большую и, как многие считают, лучшую часть населения нашей страны. Я знаю долю женщины на примере своей матери: вечно сумка в руках, вечно в очереди. Она постоянно думала, чем прокормить меня, молодого парнишку. Эти вечные ожидания, вечно латаный бюджет семьи. Никогда не хватало денег до очередной получки.

("Либерально-демократическая партия России")

Пример:

 

Руки женщины не должны быть натружены непосильной работой, нервная система - не измучена постоянной тревогой на работе о доме, дома о работе. Только когда над семьей не будет висеть нужда, когда муж станет настоящим кормильцем жены и детей, женщина обретет истинную свободу: она сама будет решать, работать ей или целиком посвятить себя мужу, детям.

("Либерально-демократическая партия России")

Для агрессивного типа текста характерно проявление всех типов репрезентативных систем, под которыми в работах по нейро-лингвистическому программированию [5] понимаются ведущие каналы восприятия и переработки информации человеком. Наше мышление состоит из картин, звуков, ощущений, вкусов и запахов. Все, что мы когда-либо пережили, воссоздается через эти чувства в памяти и управляет нашими способностями и убеждениями. Так, отмечается, что часть людей в большей степени представляет себе мир, пользуясь зрением (визуально, в картинках), часть - слухом (аудиально, в звуках), чаcть - осязанием и внутренними ощущениями (кинестетически, в прикосновениях и чувствах), часть - вкусом (густаториально, во вкусах) и часть - обонянием (ольфакторно, в запахах).

Лексика текстов агрессивного типа в целом нейтральна. Однако, достаточно много эмоциональной негативно окрашенной лексики, иногда встречается разговорная лексика, а также совсем редко можно обнаружить вульгаризмы и стилистически сниженные языковые обороты. Практически нет поэтически окрашенной лексики, архаизмов, историзмов, заимствований. Это можно заметить из вышеприведенных примеров.

Стилистические приемы также не слишком разнообразны. Много эпитетов, как правило, имеющих негативную окраску, сравнений, гипербол. Иногда встречаются метафоры, сарказм, аллюзии, пословицы и поговорки. Нередко можно обнаружить эпиграммы, цитаты, а также ссылки на авторитеты.

И синтаксис текстов агрессивного типа не слишком разнообразен. Частотны безличные конструкции. Предложения в основном простые или сложносочиненные, реже сложноподчиненные с одним или несколькими придаточными предложениями. Что же касается пунктуации, то в данных текстах она достаточно яркая. Много восклицательных, вопросительных знаков, тире, двоеточий, особенно в листовках. Короткие абзацы.

Характерным для данного типа текстов является повышенное количество слов, соответствующих категории "чужой" (особенно неконкретных слов).

При общении с людьми, как правило, происходит различение "свой - чужой". Структурными словами для конкретного отображения "чужого" являются: он, она и их производные. Для того, чтобы избежать называния "чужого", используется целый ряд неконкретных местоимений: кое-кто, тот, этот, кто-нибудь и др., а также словоупотребления, связанные с вопросительными местоимениями.

Замена называния конкретного человека (объекта, события) местоимением или идиомой является типичным приемом искажения информации [6]. Повышение доли местоимений в тексте может служить маркером неискренности говорящего (пишущего) в его отношении к обсуждаемым в тексте людям или событиям.

В данной статье нами рассмотрен только один из трех типов политического текста, выделенных нами в результате эксперимента. Представленный нами на основе проведенного эксперимента лексико-семантический анализ, является психолингвистическим в своей основе и дает возможность упорядочить некоторые представления как о психологических, так и о лингвистических параметрах воздействия политических текстов.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Белянин В.П. Психолингвистические аспекты художественного текста. М.: изд-во Московского ун-та,1988.
  2. Осгуд Ч. Семантический дифференциал //Американская антропология, 1964.
  3. Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики. (Модели мира в литературе). М.: Тривола, 2000.
  4. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. Ленинград, изд-во Ленинградского ун-та, 1986.
  5. Вестник НЛП, выпуск 1/99. М.: Издательство «КСП+», 1999.
  6. Ecman G. Dimensions of emotion // Nordisk Psychol, 1955.
[ГЛАВНАЯ] [ПСИХОЛИНГВИСТИКА ] [ФОРУМ]