[ГЛАВНАЯ] [ПСИХОЛИНГВИСТИКА ] [ФОРУМ]

Репина Е.А.

Эпатажный текст как тип текста

(Статья отобрана к опубликованию научным руководителем автора, В.П.Беляниным).

(с) Е.А. Репина, 2000, 12 декабря.

Согласно толковому словарю русского языка эпатаж — это вызывающее поведение, скандальная выходка [1]. Он означает противостояние, наличествующий конфликт с внешним миром.

Такое поведение имеет не столько цель показать себя, сколько вызвать некоторую реакцию у тех, кто это видит.

Такое поведение может проявляться как в действиях, так и в языке. В отдельных случаях отрывки текста можно однозначно интерпретировать как адресные. Адресный текст обозначает, что в данный момент субъект не столько рассказывает о себе, сколько проверяет реакцию читателя. Примером может служить использование жаргона, который заведомо не понимает собеседник.

Проверка реакции собеседника предполагает наличие страхов в области, предшествующей началу эпатажа. Фактически противостоит использованию местоимения "Я". "Я" в обычной фразе открывает обсуждение себя. Эпатаж провоцирует болевую реакцию собеседника, предполагает своеобразное прощупывание слабых мест и подготовку к смещению обсуждения с себя на оппонента.

В том случае, если в начале самоописания наличествует эпатажное сообщение, собеседник воспринимается в качестве достаточно привычной и узнаваемой роли. Чаще всего собеседник представляется враждебным.

К такому типу текста можно отнести большинство текстов "Демократического союза" (Валерия Новодворская), многие тексты "Национально- патриотического фронта "Память" (Дмитрий Васильев), а также некоторые тексты "Либерально-демократической партии России" (Владимир Жириновский) и "Союза правых сил" (Ирина Хакамада, Сергей Кириенко, Борис Немцов).

В ходе эксперимента, проводимого по методу семантического дифференциала [2] и нацеленного на выявление степени эмоционального воздействия политических текстов, испытуемые, среди которых были студенты технических и гуманитарных вузов, лица с высшим техническим и гуманитарным образованием разного возраста, отметили, что в большинстве своем тексты "Демократического союза" вызывали у них легкое беспокойство, иногда тревогу и сильное необоснованное беспокойство и даже страх. В то же время, по оценкам испытуемых, представленные тексты вызывали восхищение, у некоторых испытуемых - легкую радость и даже веселость.

Большинство испытуемых также давали высокую оценку таким эмоциональным состояниям как: ненависть, презрение, озлобленность, сильное раздражение. Многие испытуемые отмечали также, что данные тексты вызывали у них чувство пустоты, униженность, подавленность, печаль, с одной стороны, и побуждение к действию, воодушевление, с другой стороны.

Приведем пример эпатажного текста:

Встала из мрака (сем. катег. "сумрак") младая (устар.), с перстами (устар.) пурпурными, Эос и провалилась (сем. катег. "падение") обратно, стеная (устар.) ужасно (сем. катег."тоска"). К зрелищам типа таких (разг.) не привыкли античные боги. Некий ахейский товарищ (ирон.) (уж мужем (устар.) и зваться на может; мужи (устар.), как зайцы, не бегают от КГБ (совр. Аббривиатура) лет на двадцать в изгнанье) как-то решился разочек смотаться (разг.) под Трою.

("Демократический союз")

Немного другая, но также достаточно яркая в эмоциональном плане картина в текстах "Памяти". Они представляют собой не "унылые" рассуждения о том, что и как нужно делать, а чисто театральное, художественное динамичное описание.

Пример:

 

Сегодня пышным цветом рапустилась (перен.) политическая проституция (презр.), сменившая комиссарские тужурки (аллюзия) и заслюнявленные папиросные "бычки" в углах небритого рта с остатками пищи (еда), на смокинги, фраки с официантскими "бабочками", фальшиво киношный (прост.) звон бокалов, дежурные улыбки (разг.), бесконечные фуршеты и прочая лакейская (негат.) "тусовка" (прост.), как сами "расфранченые" (неодобрит.) называют свои сборища (разг. неодобр.). Все это поисходит в тот момент, когда кругом бунты, недовольство (сем. катег."тоска") и новые Дубровские (аллюзия) -- предвестники будущих лениных, троцких (аллюзия, сарказм) и прочих жидов (устар. и прост.)- революционеров -- пытаются поднять обезумевшую (сем. катег."тоска") толпу и вновь направить граждан друг на друга. И вот тогда еврейская звезда окончательно засияет (перен.) над Россией, а оставшиеся чванливые (разг.), голодные, обездоленные (сем. катег."голод"), денациональные людишки (уменьшит. суф., негат.) за чечевиную похлебку станут падшими (перен. устар.) рабами (негат.) или пролетариями.

("Память")

Данные тексты можно было бы отнести к агрессивному типу текста, так как, по оценкам большинства испытуемых, они вызывают сильную ненависть, озлобленность, раздражение и отвращение, побуждение к активным действиям, нередко к насилию и к мести, но не воодушевляют, не вызывают восхищения. Однако, несмотря это, испытуемые также отмечали, что данные тексты вызывают у них необоснованное беспокойство, страх, сильное чувство униженности, подавленности, т.е. заставляют чувствовать свою неполноценность, считать себя ущербными, жалкими и обманутыми. В сильной степени вызывают тоску, и в то же время, что интересно, веселость.

Результаты эксперимента были дополнены психолингвистическим анализом с использованием психолингвистической программы ВААЛ. При этом были выявлены следующие характеристики эпатажных текстов.

Наряду с нейтральной лексикой можно обнаружить большое количество поэтически окрашенной и разговорной лексики, архаизмов, историзмов, неологизмов, сленга, а также вульгаризмов. Это делает язык эпатажных текстов очень ярким, эмоционально насыщенным и претенциозным, придает им "вызывающий" характер.

Пример:

 

Будет нудеть (прост. неодобр.) нам ахейский товарищ, что затеяли (разг.) мы зря перестройку (полит. термин), реформы, и рынок, и гласность. Благо (разг. ирон.) теперь не ссылают, нет кары (высок.) за это. Ведь "дерьмократы" (бран.) у нас, в доброте их и слабости умный философ уверен.

("Демократический союз")

Пример:

 

Нельзя сегодня жалеть народ, предавший идеалы своего Отечества (высок.), свергнувший Царя как высшую форму божественной (высок.) иерархии на Земле, и не только допустивший противника в свой дом, но и холуйски (презр.) прислуживающий врагу, уничтожающему его родное Отечество (высок.). Люди русские! Снимите с себя пелену (книжн.) сионистского дурмана (перен.), вперед к победе в деле национально-освободительной борьбы! Не за горами тот день, когда на наших скрижалях (стар.) засверкают огненные слова -- Бог, Царь, Нация!

("Память")

Характерной чертой эпатажных текстов является постоянное обращение к богу, напоминание о боге, что проявляется в тексте в виде эпитетов (божественная иерархия, Богоспасаемая Москва, жители Богоспасаемого града), а также частое употребление самого слова "Бог" отдельно или в словосочетаниях, пословицах, поговорках, обращениях (человека Божьего; Заповеди Божьи; Бог не в силе, а в правде, не в деньгах, а в совести; помазанник Божий, античные боги; обратиться к Богу, богоизбранность, живая божья коровка).

Разные понятия имеют для человека разную значимость. Очевидно, что понятия мать, отец, жизнь, смерть значат для человека больше, чем понятия знакомый, гостиница, компот. Это связано с тем, что понятия первой группы коренятся в глубинах человеческой психики. Понятие бога является глубинным для русского человека. Об этом также говорит в своих исследованиях А. Вежбицкая [3]. Если текст составлен с использованием слов такого рода, его воздействие на нас особенно сильно.

Также много церковной лексики и лексики, носящей оттенок божественности (ангел хранитель, благо и счастье, защитник убогих и страждущих, жертвенная любовь, верующий, Евангельская истина, Царство Веры, гордыня, Богородица).

Есть упоминания о Библии, описание библейских сюжетов (Если царство разделится само по себе, не может устоять царство то…(Евангелие от Марка, III, 24)), сюжетов греческой мифологии (…взять Илион, пониманья достигнув, пав, как Ахилл иль Патрокл; …столько троянских коней напихал он, наш Александр Зиновьев, что в пору бега проводить, то есть скачки; …Где же Итака была в тот момент? Полагаю, в Париже).

Пример:

 

О какой уж тут совести вспоминать! Да и разьве ведомо хаму, что совесть -- это СО (сопричастность) ВЕСТИ, а ЕВАНГЕЛИЕ переводится как БЛАГАЯ ВЕСТЬ, из чего следует простая истина: раз не имеешь отношения к богу, значит не имеешь отношения к Евангелию, то есть не имеешь совести.

("Память")

Есть также употребление слова "бог" в переносном значении, с оттенком иронии (лубянские боги; на Олимпе-Лубянке).

В противовес этому нередко встречается слово "дьявол" и лексика, связанная с данным словом (мракобесы, сионистская вакханалия, их сам черт связал веревочкой, когда они "Письмо 13" писали, злого тролля с дубиной, сатанинская круговерть, дьявольские игрища). Как правило, данная лексика характеризует оппонентов или их действия, умыслы и т.п.

В эпатажных текстах можно найти практически все стилистические приемы: метафору, метонимию, оксюморон. В них много иронии, сарказма. Очень большое количество эпитетов, сравнений, гипербол.

Также тексты характеризуются наличием эпиграмм, пословиц и поговорок, цитат, аллюзий. Много слов с переносным значением.

Пример:

 

Словом, свинью на ружье не меняют (посл.), но чувствуется какое-то свинство (разг.) и обоим каналам так и хочется сказать: "Поцелуйтесь со своею свиньею!" (сарказм).

("Демократический союз")

Пример:

 

Вам в казармы (перен. зн.)? Это налево (перен. зн.). Послушайте! И не говорите, что Вас не было дома! Вы дома (метаф.), Вы в России, и этот дом рухнет (перен. зн.)Вам на голову, если на крыше (перен.зн.) будут сидеть коммунисты! Не ведите себя подобно ребенку (сравн.), тянущему в рот без разбора любую гадость (разг.). Не голосуйте за левых всех мастей (неодобр.).

("Союз правых сил")

С точки зрения синтаксиса данные тексты характеризуются большим количеством абзацев, вставных конструкций, вводных слов и словосочетаний, противопоставлений, наличием большого количества тире, двоеточий, восклицательных и вопросительных знаков. Нередко встречаются в них нарративные вопросы.

Предложения, как правило, распространенные, сложносочиненные или сложноподчиненные с одним или часто с несколькими придаточными предложениями.

В эпатажных текстах нередко встречается лексика, связанная с едой: объедаться русскими кушаньями, здоровая русская кухня, холуйская пайка, с остатками пищи в углах небритого рта, звон бокалов, бесконечные фуршеты, за чечевиную похлебку, свиная похлебка из корыта, студент, который только пьет пиво, гостинец, даровой стол (и хороший стол!), а также пословицы, поговорки, эпиграммы, в которых упоминается еда: "хрен редьки не слаще", "Отпусти меня к деточкам, Ванечка! Я за то подарю тебе пряничка" и т.п.. Как правило, употребление такой лексики имеет негативный оттенок. Едят, "объедаются", — плохие, голодают — хорошие.

Пример:

 

И насчет жены не верю. Какой у бедняжки бизнес? Я своими ушами слышала, что у Лужковых есть корова, и они внукам Ельцина молоко продают. И пасека еще есть! Я вот мед у мэра хотела купить. Может, он лавочку в мэрии откроет? Мне и творог нужен, и сметана. Разве ж это бизнес?

Однако, семантическая категория "голод" [4] представлена не ярко (голодные и чванливые, голодать, на хлеб зарабатывать и др.).

Часто в данных текстах можно обнаружить противопоставление истины (правды) и лжи.

Пример:

 

Бог не в силе, а в правде, не в деньгах, а в совести.

("Память")

Пример:

 

Робкое, приличное Добро в кисейном платьице с воланчиками испытывает, подобно девочке-отличнице, непобедимое влечение ко Злу — расхристанному чумазому мальчишке, тайком затягивающемуся отцовской сигаретой. Неравный и несчастливый брак.

("Демократический союз")

В эпатажных текстах часто встречаются упоминание тех или иных животных, пословицы и поговорки, где упоминаются различные животные, а также сравнения с животными: "Собаке — собачья смерть"; со зверями в темном общественном лесу; культивировать зверинцы; бассейн с золотыми рыбками; живая божья коровка. Это также придает некоторую эмоциональную окраску данным текстам.

В статье описан только один из трех, выделенных нами в результате эксперимента, типов политического текста. Представленный на основе проведенного эксперимента лексико-семантический анализ, является психолингвистическим в своей основе и дает возможность упорядочить некоторые представления как о психологических, так и о лингвистических параметрах воздействия политических текстов.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка., 1998
  2. Осгуд Ч. Семантический дифференциал //Американская антропология, 1964.
  3. Вежбицкая А. «Семантические примитивы» // Семиотика. М., 1983.
  4. Белянин В.П. «Модели мира в литературе». М., 2000.
[ГЛАВНАЯ] [ПСИХОЛИНГВИСТИКА ] [ФОРУМ]